Размышления о творчестве писателя НОВОМИРА ПАТРИКЕЕВА

Его проза относится к разряду тех произведений, для чтения которых, несомненно, нужен особый талант. «Путешествуя» в книгах писателя по охотничьим угодьям Сибири, мы имеем в его лице неповторимого экскурсовода, который щедро делится с нами богатством своего мировосприятия, культуры, эрудиции.

И ОСОБЕННО ВАЖНО ПОДЧЕРКНУТЬ, что лирический рассказ автора струится исключительно в русле лучших литературных традиций, а всё его творчество– словно очередное доказательство того, что истинные ценности человека неразрывно и всесторонне связаны с природой планеты Земля.

Значительное место в прозе Новомира Борисовича Патрикеева принадлежит пейзажу. «На чёрном бархате неба вспыхивают яркие звёзды. Порой кружится на небосводе цветная карусель северного сияния. Чаще зеленоватая, мягкая и переливающаяся, а иногда с пурпурно-красными сполохами. Я жадно читаю белую книгу зимнего леса, вспоминая Сергея Есенина, сборник стихов которого по-добрал возле костра из книг гонимого тогда поэта во дворе библиотеки». Читая эти строки, отчётливо чувствуешь, что погружаешься в давно знакомый и родной мир литературы, именно в ту часть его, которая светит своей удивительной непобедимой чистотой. Совершеннейшая умиротворённость духа, своего рода целомудрие, как на страницах К.Паустовского, М.Пришвина, В.Бианки, становятся для читателя противоядием в условиях бушующего океана страстей сегодняшнего мира, в том числе и мира книг. Необыкновенное и в то же время естественное, возвышенное и цельное состояние души автора– гармонии с самим собой и гармонии с Природой – открывается не всуе приступившему к его страницам читателю.

Философские рассуждения и обращение к тем или иным явлениям искусства и культуры непосредственно вписываются в канву повествования. В авторе угадывается поэтическая душа, он даже приводит стихотворные строки, которые возникли у него сами собой, как у очевидца одной лебединой трагедии. «Мой сор пересекала четвёрка птиц. Одна из них, судя по размерам, самка, была ранена и из последних сил держалась в воздухе. Три другие летели под ней и, меняясь местами, словно старались поддержать её своими крыльями. Постепенно снижаясь, стая села на соседний разлив за кустами и громко кричала всю ночь.

Утром на противоположный берег моего разлива опустилась только тройка лебедей… Вдовец, а я убедился в этом, когда он пролетал недалеко от меня, как огромный корабль, ещё долго кружился над разливами и под конец издавал уже какие-то хриплые звуки.

В душе невольно сложились строки:

Не найдёт он другую подругу – Лебединая песня одна.

Нет сильнее разлуки недуга, Когда рядом бушует весна!»

«В наше время неэтично писать о красавцах-лебедях как о дичи», – замечает Новомир Патрикеев в другой уже книге. Однако со-временники знают, что в некоторых регионах России, к сожалению, теперь узаконена охота на этих царственных птиц.

Лебедь — издревле одна из самых почитаемых людьми птиц.

Редкое по нашим временам чувство меры и такта позволило автору создавать совершенные прозаические произведения, где нельзя ни отнять, ни прибавить ни единого слова. Главный герой страниц Новомира Патрикеева – сам автор, любитель воли, необъятных пространств и всего живого, что их населяет. Отношение автора к миру – образец христианской любви. Внимательный и заботливый взор его не пропускает ничего из окружающей жизни. Преклоняясь в глубине души перед величием сотворённой Создателем природы, автор отдаёт дань любви каждому скромному растению, каждой едва уловимой перемене погоды, разнообразию красок, звуков и про-чих явлений. С присущей настоящему охотнику наблюдательностью Новомир Патрикеев, кажется, держит в поле зрения абсолютно всё, что его окружает, успевая проводить параллели между природными картинами и полюбившимися строками отечественных поэтов и прозаиков. Тщательно, словно составляя летопись для потомков, описывает автор охотничьи сезоны, портреты и повадки пернатых и своих четвероногих друзей – со-бак. И действительно, сегодня, когда охота зачастую превращается в услугу охотничье-туристических баз, в забаву, ничего общего не имеющую с традиционной охотой в лучших её формах по своей сути, книги Н.Б.Патрикеева представляют особую ценность. Ведь небезызвестно, что охотничья культура – неотъемлемая часть общенационального культурного наследия. И сохранение её, как это парадоксально ни звучит, имеет экологический смысл.

Воспитательное значение прозы Ново-мира Патрикеева неоспоримо и многогранно. В частности, в пору обнищания нашего родного языка, выхолащивания, засорения всевозможными плевелами и, наконец, потери к нему всякого вкуса и чутья – истинно русский человек охотник и прозаик Новомир Патрикеев возвращает читателя к истокам. Словарь его книг богат и красив, сами тексты легки и высокохудожественны, стиль живой, оригинальный. Отношение к охоте как к исконному промыслу, где автор получает удовольствие не от уничтожения братьев своих меньших, а от живого общения с природой, от применения богатого опыта и глубоких знаний традиционных способов добычи дичи и всего, что с этим связано, также имеет большой воспитательный смысл.

Автор выступает и как натуралист-популяризатор, ему далеко не чуждо чисто научное отношение к природе. Вспоминается актуальное во все времена высказывание Плутарха о том, что «ученик – это не сосуд, который нужно наполнить, а факел, который надо зажечь, а зажечь факел может лишь тот, кто сам горит». Так, при всём обилии информации, излагаемой автором Новомиром Патрикеевым, книги его ценны именно тем негасимым огнём любви, который он проносит через всю свою жизнь. Это любовь пламенная, любовь-восхищение, любовь-жалость. И эта же любовь – движущая сила познания, творчества и действия. Обладая феноменальным чувством природы, автор в определённой мере воспитывает его и у читателя.

Писатель Новомир Патрикеев на удивление современен, ничего архаичного не найдёт читатель на страницах его произведений. А сочетание любви к пребыванию на воле, вдали от мирской суеты с активной плодотворной общественной жизнью, что можно считать не таким уж частым явлением, ещё более характеризует автора как гармоничную разно-стороннюю личность, выделяющуюся, между прочим, не просто здоровым жизнелюбием, а редким даром неоскудевающего оптимизма. Можно предположить, что родившемуся в семье первого агронома Ямала Бориса Патрикеева Новомиру Борисовичу Патрикееву фортуна благоволила, и все заложенные в нём таланты не уснули, а расцвели в полную силу. Поэтому его книги – книги счастливого человека – заражают читателя ничем не омрачаемой радостью бытия. И поэтому же уместно вспомнить высказывание французского натуралиста, естествоиспытателя и писателя VIII века Ж.Бюффона: «Писать прекрасно – значит одновременно прекрасно мыслить, прекрасно чувствовать и прекрасно выражать, то есть обладать в равной мере умом, душою и вкусом».

Поражают завидное трудолюбие и неутомимость, которые на протяжении долгих лет помогают автору в его скрупулёзной работе. Мне посчастливилось держать в руках несколько книг из богатейшей домашней библиотеки Новомира Борисовича. Например, доку-ментальную повесть о Кондо-Сосьвинском боброво-соболином заповеднике и о людях, которые там обитали, – «На службе природе и науке» Ф.Р.Штильмарка. Эта книжечка, как и прочие, которые я видела, была основательно и аккуратно испещрена пометками хозяина книжной коллекции. Преподнесённая ему с посвящением «Дорогому Новомиру Борисовичу – в День Покрова Богородицы…от автора» в 2003 году, она была передарена мне, пишущей эти строки, «чтобы больше узнать этого вели-кого человека» (Штильмарка). Я как любитель поэзии, конечно же, испытала большую радость, когда мне была подарена также книга стихотворений и прозы Кронида Гарновского, жизнь и научная деятельность которого тоже неразрывно связаны с Кондо-Сосьвинским заповедником.

На добротно выполненном экслибрисе библиотеки автора (автор – художник Олег Отрошко) – изображение спаниеля и пернатой добычи. Немаловажная деталь – книги Новомира Патрикеева снабжены многочисленными фотоматериалами, а также со вкусом оформлены и проиллюстрированы художником Владимиром Романовым.

Охотник с более чем 75-летним стажем – автор в одной из своих книг «Весенняя охота на Ямале» размышляет о качестве охотничьего оружия. И вот какие строки затронули мою душу: «Я остаюсь патриотом русского оружия и надеюсь, что безжалостный рынок заставит российских оружейников работать на уровне мировых образцов» …

«Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хотя бы немного зоркости», – говорил в своё время К.Г.Паустовский. Здесь непременно имелось в виду и сердечное зрение. Писатель Новомир Патрикеев помогает читателю взглянуть на мир природы более внимательным, глубоким и чистым взором. Взглянуть так, что это становится приобретением для души.

Автор подарил нам удивительные по точности, детально и трепетно прорисованные словом виды природы родного Севера. А вот как он описывает своё состояние во время вечерней зари. «В сумерках на западе воз-никла волшебная небесная картина. На фоне последних синих облаков, уходящих за горизонт, золотыми нитями заиграли в лучах заката тончайшие паутинки, прикреплённые пауками-лётчиками к верхушкам таловых кустов. Синева, одновременно густая и светящаяся тонким переплетением узоров, словно на дорогом фарфоре, так и просит золотую каёмочку. И она появляется в виде узкой полоски зари…

И вот уже забыл, кто ты и где находишься, как будто душа на мгновение улетела, как бабочка на свет…»

Книги Новомира Борисовича Патрикеева я назвала бы Памятником его сердца. Сердца, влюблённого в Прекрасное.

Автор текста Елена Русанова.

МАСТЕР ОХОТНИЧЬЕЙ ПРОЗЫ

Литературное наследие Н.Б.Патрикеева – это уже классика охотоведческой и охотничье-мемуарной литературы. Охотники обычно сдержанные на эмоции люди. Умение видеть и выражать свои чувства, как у Новомира Патрикеева, – дар Божий. О чём бы ни писал автор, – как его приобщал отец к охоте и как потом он сам учил детей и внуков охотничьей культуре, – всё окрашено поэтикой, пищу которой даёт любимая всей душой родная природа. Поэтика автора пропитана воспоминаниями и далёкой охотничьей юности, всей его большой жизни, в которой всё связано с охотой – проникнуто её романтикой.

В творчестве большого мастера охотничьей прозы есть разделы, вполне способные кон-курировать с признанными научными пособиями. Таковы, например, «Краткие сведения о систематике, морфологии, биологических особенностях» лебедей, гусей, казарок, уток, «История и практика охоты», «Отечественное гладкоствольное оружие», написанные с большими знаниями и любовью к природе, с экскурсами в глубокую древность, в классическую литературу.

Новомир Борисович — охотник с более чем 75-летним стажем.

Энциклопедически точны воспоминания Новомира Борисовича о годах уже далёких– довоенных, когда охота была для многих мужчин, да и женщин средством зарабатывания на жизнь, а охотничьи животные, включая птиц, – экономическим ресурсом наравне, например, с рыбой. Не случайно автор подробно описывает способы промыслового отлова водоплавающих птиц перевесами, запрещённые еще в тридцатых годах, но практиковавшиеся до середины прошлого века.

Грамотно писать на тему охоты очень не-просто, потому что нужны не только знания, но и чувство. Чтобы познать всё многообразие охотничьей фауны, нужно её любить. «Планетой любви (Венерой) было освещено моё первое поле. Под ней прошла вся долгая охотничья жизнь», – пишет Новомир Борисович в книге «Планета любви». Венера хорошо видна на утренних и вечерних зорях, когда большинство людей ещё или уже предаются отдыху, но не охотники. Для них это самое желанное и красивое время суток.

Птицы его привлекают как натуралиста с большой буквы. Он даже рассматривает такие виды, как гаршнеп и малый кроншнеп, которые чрезвычайно редко встречаются и в природе, и в литературе. Он акцентирует на них своё внимание, зная, что эти редкие виды нуждаются в изучении и охране. Про-жив более полувека в дельте Волги, я ни разу не видел этих птиц, хотя знаю, что они бывают здесь на пролёте. Мне это не только интересно, но и познавательно как специалисту, много лет изучающему птичье население юга России.

Свои очень тонкие наблюдения автор описывает через призму охотничьего и экологического восприятия, не ограничиваясь охотничьей фауной. А это – окружающий мир живых существ, которые обитают рядом с нами и будут жить, когда и нас не станет. Мир этот представляет огромную ценность, потому что именно он даёт пищу для эволюции.

Проза Новомира Борисовича музыкальна, словно лебединая песня кликунов в голубом просторе октябрьского неба. Его творчество глубоко лирично и покоряет читателя большой художественной выразительностью. «В лесу на деревьях и кустарниках лопнули листовые почки: клейко-зелёные у берёзы, красно-розовые у шиповника. На лиственницах появились нежно-изумрудные щёточки новой хвои, у багульника – белые бутончики цветов, а на земле– острые и широкие листочки чемерицы. Вокруг слышался разноголосый птичий гвалт. Природа ликовала» («Весенняя охота на Ямале», 2004).

И неслучайно автор переходит на поэтическое выражение своих чувств, описывая сцену лебединой любви и верности. Кстати сказать, в охотничьей литературе стихи – не редкость. А без глубокого чувства их не напишешь.

Творчество Новомира Патрикеева много-плановое, очень ценны и интересны его произведения о собаках. Автор первым начал внедрять спаниелей на Ямале и в Югре. Над ним даже смеялись, но со временем появились последователи, возникло новое направление. Спаниель оказался прекрасным помощником охотнику на болотно-луговую дичь, даже на Севере. Его рассказы о собаках прекрасны. Через отношение к ним видно, каков пишущий о них человек. Во всём, как он растил и натаскивал спаниелей, видны любовь к животным, человечность и высокая культура.

По первому образованию Новомир Патрикеев агроном тимирязевец, в известном смысле, значит, и ботаник, флорист, биолог. А растения– это жизненная среда всему живому, без них никуда. Новомир Борисович иногда использует научную систематику, приводит даже латынь. Но поскольку поэтические чувства являются главными, такие отступления не замечаешь, потому что превыше всего любовь. А любовь– это Бог.

На протяжении всей жизни Новомир Борисович ведёт дневники, что требует особой культуры. Просидеть на охоте под дождём, когда обогреться-то негде, а потом ещё занести наблюдения в дневник – это говорит о высоком профессиональном подходе.

Белый журавль, или стерх — первый сред птиц в «Красных книгах».

В его произведениях не только охота, жизнь показана. Я думаю, охотники согласятся со мной в том, что, читая рассказы Новомира Борисовича, испытываешь сопричастность к происходящим в них событиям. Его искренность – подкупающая. К некоторым вольностям автора относишься снисходительно, понимая, что там нет никакой выдумки. Тактично говорит он о некоторых известных мужских слабостях. И когда Новомир Борисович пишет, как охотники везут с собой брагу, катают бочку ногами, чтобы быстрей она перебродила, – смотришь на это с улыбкой, без тени осуждения.

Север – он ведь очень непростой, это целый образ жизни… Длительное ожидание тепла. Его ждут и птицы, и охотники, уплывая, уходя, готовясь к нему заранее, пережидая частые возвраты холодов в тесных укрытиях, а то и в землянках. А потом – короткий такой всплеск, когда всё летит, цветёт…

Читая, как Новомир Борисович описывает массовое движение птиц на Севере, сожалею, что не смог за всю жизнь увидеть это грандиозное природное явление. И я бесконечно благодарен Новомиру Борисовичу за то, что он подарил книги и познакомил меня со своим творчеством.

«После двухгодичного перерыва я вновь ощутил весну в природе, а значит, в сердце. Вечерник был просто сказочный: на небе ни облачка, вода зеркально-спокойная, и тепло– никаких тебе сугробов, как на Ямале. Сижу в меховом жилете под брезентовой курткой и не нарадуюсь. Кругом весеннее оживление: про-летают на север лебеди, чайки, какие-то мелкие птички, в разливе плещутся щуки, справляя икромёт, где-то громко квакают лягушки». Это строки из книги «Весенняя охота на водоплавающих птиц в Обь-Иртышье: записки охотника Северо-Западной Сибири» (2008).

Проза Новомира Патрикеева – явление вы-дающееся, редкое в литературе – это классика, ценность которой будет только возрастать. «Ищите духа, а не буквы». И в его творчестве присутствует высокий дух.

Автор текста Герман Русанов.

В ЕДИНСТВЕ С ВЕЛИКОЙ ПРИРОДОЙ

Размышляя над удивительными литературными творениями – книгами Новомира Борисовича Патрикеева, вижу, сколь велико воздействие природы на личность писателя. Для него ощущение единства с Великой Природой превыше всего. В своих сочинениях он восторгается ею, дорожит каждой встречей, защищает и бережёт её. И каким многогранным, чистым и светлым русским языком он общается с читателем, рассказывая ему о различных состояниях времён года родного Севера.

«И вспыхнет, выплыв из-за края Земли, большое малиновое солнце. Заискрятся росинки, заблестят озёра и старицы, засверкают цветы на зелёном травяном ковре, и здесь, на изумрудно-золотых пойменных просторах, при ходовой охоте с благородной собакой на благородную дичь вы наиболее полно ощутите гармонию всего живого и неживого на Земле, человеческое единство с ним».

Охотничьи рассказы и очерки Н.Б.Патрикеева, в которых он достоверно и искренне пишет о себе, нередко направлены на развитие культуры охоты. Так, например, в от-дельные годы, когда сокращались сроки или запрещалась весенняя охота, он глубоко переживал – очень не хотелось пропускать сезон. Жажда поохотиться была так велика! Но правила есть правила, и нарушать их просто непозволительно уважающему себя человеку. Это как доброе напоминание охотникам о том, чтобы они стремились непременно соблюдать сроки охоты, нормы отстрела, знать каждый вид водоплавающей дичи, не стрелять самок и хорошо изучить виды птиц, зарегистрированных в Красных книгах.

«Улучшать нравы своего времени, – как верно высказался О.Бальзак, – вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель». Патрикеев Новомир Борисович заботится не только о нравах читателей, но и преподносит им свои энциклопедические знания. В чём я глубоко убедилась, изучая книгу писателя «Весенняя охота на водоплавающих птиц в Об-Иртышье», прекрасно изданную в Ханты-Мансийском «Полиграфисте». В ней я нахожу обширную авторскую библиографию о при-роде, охоте, экологии, кольцевании птиц, об особо охраняемых птицах Обь-Иртышья, что представляет большую ценность для серьёзного читателя.

С интересом читая эти записки охотника Северо-Западной Сибири, я ожидаю встречи в них с чем-то мне очень близким. Радуюсь, что предчувствия оправдались и любуюсь описанием прихода Весны.

«Оглашая ещё заснеженные просторы Се-вера серебряными трубными кликами, первыми из водоплавающих прилетают весной на родину охраняемые законом огромные лебеди-кликуны». С этих, на первый взгляд, простых книжных строк передо мной предстаёт писатель – человек светлый, с добрым сердцем и чистой душой. И я неожиданно окунаюсь в далёкое детство, вспоминаю своё первое знакомство с прозой Ивана Сергеевича Тургенева – «Записки охотника». Азы уважения к Природе ещё шестилетней прививал мне любимый дедушка охотник– Прокофий Иванович Моисеев. Весной он показывал мне ледоход на реке Кутулук, а перед началом осенней охоты мы проводили разведку озёрной местности.

Всю свою жизнь мы – три автора Триптиха – связаны с Природой. Сначала это были Вологодская область и Среднее Поволжье, а потом – дельта Волги и Северный Каспий, Западная Сибирь. Вот почему нам так близка, понятна и дорога проза Новомира Борисовича.

Возвращаюсь к цитате о лебеде-кликуне, с которой просто необходимо познакомить читателя. Она необыкновенно интересна.

«Лебедь – издревле одна из самых по-читаемых людьми птиц. Его образ всегда связывался с самым святым, чистым, нередко таинственно-мистическим: лебединая песня, лебединая любовь, лебединая верность. Об-раз лебедя живёт в старинных и современных песнях, легендах и преданиях.

У древних славян была великая богиня матерь Сва, её другое название – Лебедь. На памятнике в Киеве его основателем высечены имена: Кий, Щек, Хорив и Лыбедь. Лыбедь – Лебедь в русской летописи – это вся древняя земля славян».

Передо мной раскрытая книга – «Болотно-луговая охота со спаниелем». Спонсор её издания – экологический фонд Ханты-Мансийского автономного округа. Это лучшее подтверждение того, что произведения Н.Б.Патрикеева прививают бережное отношение к природе и всегда будут способствовать охране животного мира края.

Он много пишет о «краснокнижниках» (так автор их называет), т. е. о редких видах птиц, занесённых в Красные книги. Первым в одноимённом разделе стоит белый журавль, или стерх – эндемичный вид России, находя-щийся на грани исчезновения.

В 1961-1963 гг. Н.Б.Патрикеев работал директором оленеводческого совхоза «Верхне-пуровский» на реке Пур, и основным местом выпаса оленей был бассейн реки Худосей. Читаю и останавливаюсь на невероятных совпадениях названий сибирских рек Пур и Худосей с именами журавлей Пур и Худосея, встреченных в дельте Волги летом 2016 года. Эти стерхи родились и выращены в питомнике Окского заповедника. Их выпустили в природу в октябре 2015 г. на Обжоровском участке Астраханского заповедника. В период зимовки птиц встречали в Краснодарском крае в районе Темрюка, а летом они вернулись снова в дельту Волги.

Орнитологи Окского заповедника назвали стерхов в честь сибирских рек, в междуречье которых в прошлом рыбаки и охотники ещё видели диких белых журавлей.

В чём же «высший смысл охоты», – размыш-ляет Новомир Борисович Патрикеев в одном из своих произведений. «Что это – непреодоли-мая страсть, инстинкт, зов предков? Или более тонкие чувства: романтика скитаний, поэзия закатов – рассветов, интерес естествоиспы-тателя к гармонии всего живого на Земле? Да всё вместе. И ещё – постижение собственного единства с Великой Природой».

Автор вспоминает, что выбраться на охоту в весеннюю посевную для него было настоящим «праздником от участия в празднике приро-ды», когда всю ночь проводил он в скрадке.

«Особенно нравилось время на стыке ве-черней и утренней зорь, какое-то серебряное

и по цветовой, и по звуковой гамме, отте-няющее волшебство полярной ночи. Солнце ненадолго спрячется за седым Уралом, и тут же лучи невидимого светила начинают зо-лотить верхушки деревьев на горе… синевой искрится прибывающая на глазах вода. Белая трясогузка-ледоломка, церемонно и часто, по-японски, кланяясь на песке, провожает по-следние льдинки. Они и матово-гладкие с кру-глыми вытаявшими ямками, и сине-зелёные, прозрачные, словно дорогой хрусталь, и столбчатые, как друзы горного кварца».

Литературное наследие писателя-прозаика Новомира Борисовича Патрикеева – не толь-ко уникальное явление в жизни Сибирского региона, но и большая культурная ценность. Это неиссякаемый источник мудрости и воспитания любви к Природе.

Автор текста Жанна Русанова.

Коротко об авторах

Елена Русанова – поэт, член Союза писателей России. Автор книги «Живи, душа», отмеченной за высокую гуманитарную ценность Почётной грамотой на конкурсе им. Ф.Р.Штильмарка (2009). Живёт в г. Тюмени.

Герман Русанов – заслуженный эколог России, орнитолог, кандидат биологических наук, по образованию биолог-охотовед. С 1965 г. работает в Астраханском государственном заповеднике. Лауреат 1 Премии на конкурсе Ф.Р.Штильмарка 2012.

Жанна Русанова – литератор, автор восьми книг прозы. Лауреат литературного конкурса им. Мусы Джалиля (2017). Большая часть её жизни связана с Астраханским государственным заповедником.

Материалы опубликованы в журнале «СИБИРСКОЕ БОГАТСТВО» №1, 2018